"Кольца с выступами"

Кольца с шишечками” -  массивные литые бронзовые кольца с выступами в различных комбинациях по всей окружности с определенными интервалами. Кольца имеют разный диаметр, в основном соответствуя «кольцам» или «браслетам». Практически всегда в погребении их находят не надетыми на останки умершего, а лежащими рядом по отдельности. В этом видят главный вопрос их функционального предназначения в повседневной жизни.

В научной литературе их названия разнятся - “Кольца с шишечками”, “Браслеты с выступами”, “Кольца с выпуклинами” “Шишковатые кольца”– однако все это названия одной, довольно широко распространенной группы находок, принадлежащий культуре поздних скифов и сармат.

Упоминания их в публикациях довольно частые, однако наиболее обстоятельной и актуальной на данный момент является работа Д.В. Журавлева, который в 2014 году опубликовал статью «Браслеты» и кольца с выступами из позднескифских и сарматских  памятников Северного Причерноморья» в журнале “Проблемы истории, филологии, культуры”.

Ареал нахождения этих “колец” довольно широк. Согласно публикации Д.В. Журавлёва - находки подобных изделий в большом количестве встречены не только в могильниках Юго-Западного Крыма, но и в других областях Северного Причерноморья, Подонья, Кавказа и иных районов Европы. Кольца с выступами известны в памятниках Евразии с III в. до н.э. вплоть до VII–IX вв. н.э., а близкие по стилю оформления экземпляры — еще в памятниках скифского времени. 

1 Кольца с выступами из могильника Бельбек IV, Юго-Западный Крым. Раскопки И. И. Гущиной..jpg

Говоря о их происхождении – многие утверждают что эти кольца связаны с древностями латенского круга. Впервые гипотезу высказал Ю. В. Кухаренко, и эта точка зрения в целом получила свое признание у отечественных исследователей. В.Г. Петренко, придерживаясь этого же мнения создал классификацию из 11 типов подобных изделий, а А.В. Богачев, так же считавший данные находки по происхождению кельтскими – сделал сводку из 115 учтенных им экземпляров из 64 географических пунктов по всей территории Восточной Европы. Он отмечает, что предметы найдены в трех больших регионах «1) юго-запад Восточной Европы и примыкающие районы Центральной Европы; 2) бассейн Средней Волги и Камы; 3) Кавказ».

Однако, говоря о предполагаемом кельтском происхождении этих предметов – можно говорить о местном, крымском производстве этих изделий, так как ни одно место Европы не сравнится с той частотой обнаружения этих вещей в захоронениях, которая зафиксирована в Крыму и к тому же – были найдены формы для их отливки, например в Ольвии.

Так же известен факт о распространении их между культурами поздних скифов и сармат, в контексте утверждений о том, что эти кольца перешли к поздним скифам в следствие их постепенной сарматизации.

3 Усть-Альминский могильник. Амулеты и украшения.PNG

А.В. Богачев так же разделял данные находки на подтипы. Их было не так много как у В.Г. Петренко, а всего два. К первому подтипу относятся кольца с тремя выступами-шишечками в одной точке сечения кольца: одна на внешней стороне окружности, две другие — по сторонам. Ко второму подтипу относятся изделия, где «тройная выпуклина как бы «заменена» на кольце одним вздутием-утолщением».

Подходя к вопросу о назначении этих предметов, следует указать местоположения этих находок при их обнаружении. Что отмечают все ученые, так или иначе описывавшие их – единичными являются случаи того, что “кольцо” надето на руку или на ногу. Подавляющее большинство случаев находок обнаруживались лежащими в ногах, у головы, в мешочке для драгоценностей или просто рядом с телом.

Иногда кольца встречаются в виде обломков, как например в п. 238 могильника Бельбек IV - один предмет найден целым, а еще два — в обломках. Так же, в некоторых случаях они могут быть скреплены проволокой, как в случае с двумя кольцами из Усть-Альминского могильника, скрепленными таким образом.

В могильнике Скалистое III «кольца с тройными шишечками» в двух погребениях были найдены на фалангах пальцев рук, авторы публикации указывают, что диаметр колец (7-8 см) никак не может соответствовать роли обычного кольца в качестве украшения.

Следует так же отметить, что чаще всего такие находки были обнаружены в женских могилах, чуть реже – в детских.

Самый интересный и важный вопрос в данном случае – каким целям могли служить эти “кольца с шишечками”. Есть несколько теорий, и среди них наиболее распространенная и самая простая гласит о том, что “кольца” создавались для культовых нужд, то есть – в качестве амулетов.

Сюда же Д.В. Журавлев относит и случаи использования в качестве амулетом обломков таких колец, приравнивая их к случаям использований иных обломков различных предметов в культуре поздних скифов и сармат. К слову и сам Д.В. Журавлев из всех возможных объяснений предназначения колец придерживается “ритуальной” версии. В целом, с этим объяснением были согласны многие ученые, но есть и те теории которые дают этим предметам более четкую практическую направленность.

Так, некоторые из случаев указывают на то, что данные кольца или браслеты могли использоваться в качестве составных частей какого-либо украшения.

Так, в иной публикации Д.В. Журавлева в соавторстве с  2004 г. при раскопках некрополя Бельбек IV в п. 336 был замечен уникальный случай соединения 4 таких колец со вставленными в них стеклянными бусинами меньшего диаметра. Могли их соединять не только с бусинами (стеклянными, меловыми) но и с иными цельными предметами ювелирного искусства, например с гривнами – как показала находка из одного из Фанагорийских некрополей.

Так же – возможна связь между отдельными “кольцами с шишечками” и сферическими подвесками, найденными в большом количестве в Причерноморье, и датируемых первыми веками н.э. Связь в том, что они скреплены из отдельных браслетов с характерными выступами. Эти находки так же в основном по происхождению относят к кельтским древностям. Одной из относительно недавних работ посвященных конкретно этим предметам является публикация Л. А. Рыжовой, которая увидела свет в 2005 году.

13.PNG

Еще одно применение этим кольцам – это использование их в качестве деталей сбруи и упряжи. Иностранный исселдователь И. Глодариу (I. Glodariu) описал все подобные находки на территории Дакии, и предположил что кольца можно было использовать в качестве пряжек и распределителей ремней. Эта теория находит отклик и в Северном Причерноморье, в случае с конской упряжью.  Находка «бронзового кольца с напаянными шариками», связанная с конской уздой, обнаружена в кургане 1, погр. 2 Кировского I могильника: «Между малыми ажурными фаларами, на одинаковом удалении от них, находилось бронзовое литое кольцо с напаянными шариками, сгруппированными по три.,,».

Так же Глодариу показал интересную схему эволюции “колец с шишечками”, где изменяющейся деталью является количество этих самых выступов и их расположение на браслете.

Облик этих находок довольно устойчив – разница видна только в разбросе диаметров колец и количестве/местоположении выступов. Однако, кроме этой простой формы находки так же могут быть дополнены украшениями в виде различных животных.

Относительно же теории о кельтском происхождении “колец с шишечками” – можно говорить что конкретно те образцы повлияли на то, что создавали в Крыму, но явно это не примеры прямых прототипов, так как разница между ними прослеживается довольно большая.

Список литературы
«Браслеты» и кольца с выступами из позднескифских и сарматских памятников Северного Причерноморья // Проблемы истории, филологии, культуры. - 1 (43). - 2014. - С. 59-85