Глиняные повозки из некрополя Пантикапея

При раскопках античных городов в Северном Причерноморье исследователи иногда встречают терракотовые фигурки, изображающие повозки, а также впряженных в них животных. Впервые указание на керамическую повозку появляется в 1891 г. в переписке председателя Императорской археологической комиссии А. А. Бобринского и В. В. Латышева. А. А. Бобринской упоминает о том, что исследователь А. В. Новиков продемонстрировал ему некий «курьезный предмет» из своей коллекции и обещал снять с него фотографический снимок. В последующие годы стало известно еще о нескольких подобных изделиях.

Две повозки из коллекции А. В. Новикова были выкуплены Эрмитажем. Они и еще две терракоты найденные В. В. Шкорпилом опубликовал еще в 1902 и 1904 гг. профессор Ягеллонского университета П. Беньковский. В дальнейшем ученые, которые привлекали этот материал для своих исследований, либо интересовались другими аспектами, либо рассуждали в духе Э. Р. фон Штерна:

«позволительно будет в этой повозочке усмотреть подражание действительно существовавшим в Скифии».

Фактически, то, что глиняные повозки являются моделями средств передвижения кочевников, с этого времени не подвергалось ни малейшему сомнению, также никаких сомнений уже не возникало в том, что представленные повозки являются исключительно игрушками. Все они попадают в эту категорию в соответствующем разделе коллективной монографии о

Одной из немногочисленных работ последних десятилетий, значительная часть которой посвящена терракотовым повозкам, является исследование С. А. Яценко. Им было учтено шесть находок (в том числе пять из коллекции Эрмитажа и опубликованная П. Беньковским модель из коллекции А. В. Новикова. В статье впервые предлагается типология моделей (выделено четыре типа). Исследователь рассматривает все терракотовые модели как изображения кибиток аланских племен, а их типы — как принадлежащие к различным племенным группам.

2021-11-12_14-55-20.pngНаходящиеся на хранении в Отделе Античного мира Государственного Эрмитажа шесть моделей повозок проанализировал и опубликовал А. М. Бутягин. Приведем их список. К двум из повозок прилагаются фигурки запряженных в них быков, также снабженные колесиками. Первая из них – четырехколесная с пирамидальным возвышением (высота 24 см), состоит из прямоугольного кузова, в котором сделаны отверстия для осей (по два с каждой стороны). В кузове также сделаны прямоугольные отверстия, возможно, имитирующие окна, в торце со стороны пирамидального возвышения (вероятно, задней) — два, в правой — три, в левой — два. В торцевых сторонах сделаны два круглых отверстия, возможно, для крепления дышла. Примерно половина кузова перекрыта возвышением в виде усеченной пирамиды. В частях, соответствующих торцам кузова, сделано по одному прямоугольному отверстию. При этом в передней части над отверстием наличествует прямоугольный козырек, а в задней части такой же козырек расположен снизу (он отсутствовал и восстановлен аналогично козырьку в передней части, так что его форма, в действительности, неясна).

Следует отметить, что первые издатели считали передней частью повозки ту, на которой стоит пирамидальное возвышение. На внешней поверхности кузова есть слабые следы красной краски. Колеса сделаны со ступицами в виде усеченного конуса с обеих сторон. Повозка была найдена на Глинище в детской гробнице. Поступила в Эрмитаж в 1900 г. из собрания А. В. Новикова.

2021-11-12_14-55-59.pngЕще одна повозка – четырехколесная с кузовом, перекрытым полуцилиндрическим сводом, и фигура впряженного в нее быка (вола) (высота повозки 18,9 см, фигурки бычка 14,2 см). Состоит из прямоугольного кузова, с боковых сторон которого поднимаются прямые стенки, завершающиеся полуцилиндрическим сводом. В передней (предположительно) части повозки — квадратное отверстие с небольшой выступающей рамкой, слева сверху выступ, возможно, для крепления дверцы. Ниже два небольших прямоугольных отверстия, возможно, для крепления оглоблей. В верхней части задней стенки сделаны пять узких вертикальных отверстий, под ними три горизонтальных. Также в центре над вертикальными отверстиями и по бокам горизонтальных сделано три круглых отверстия, одно из которых задело крайнее горизонтальное отверстие. Небольшое глухое отверстие также сделано слева в нижней части задней стенки. Внизу кузова по краям находятся четыре петли, через которые продевались оси. Колеса изготовлены с цилиндрическими ступицами. На одном видны прочерченные линии от края к центру, возможно, имитирующие спицы.

Фигурка бычка сделана грубо, отверстия для крепления колес отсутствуют, на теле схематично изображенные ремни запряжки. Судя по их асимметричному расположению, можно предполагать, что фигурка была изготовлена для изображения парной запряжки. Изделие поступило в Эрмитаж в 1911 г. из покупок в Керчи, П. Ф. Силантьевой датирована II–III вв. н. э.

2021-11-12_14-56-07.pngПовозка четырехколесная с кузовом, расширяющимся в центральной части (высота 19,5 см) состоит из кузова, представляющего собой прямоугольник со скругленными углами, расширяющийся в центральной части и сужающийся кверху. В верхней части находится прямоугольное отверстие, по углам которого расположены небольшие прямоугольные выступы. Нижняя часть была частично утрачена в древности и восстанавливается не полностью. Судя по всему, четыре выступа по углам нижней части кузова соединяли его с еще одним прямоугольным кузовом, с небольшими бортиками, в боковых сторонах которого были сделаны круглые отверстия для осей. В одном из торцов, вероятно, переднем, наличествует одно круглое отверстие. Колеса без ступиц. Поступила в Эрмитаж в 1914 г.

ыв.pngПовозка четырехколесная с кузовом, расширяющимся в центральной части и разделенным на сегменты (высота 16,5 см). Устройство кузова напоминает предыдущую терракоту, однако он разделен на участки вертикальными углублениями. Боковые стороны разделены на пять, а торцевые — на два сегмента. Прямоугольное отверстие в верхней части окружено рамкой с выступами по углам (сохранилось два из них). В нижней части одного из торцов расположена горизонтальная петля. В нижней части кузова по углам сделаны четыре петлеобразных выступа с отверстиями для продевания осей. Колеса со ступицами в виде усеченных конусов. Поступила в Эрмитаж из собрания А. В. Новикова в 1900 г.

Повозка четырехколесная с кузовом, расширяющимся в центральной части и разделенным на сегменты, вместе с двумя фигурками бычков (волов) (один сохранился хорошо, второй во фрагментах) и фрагментом ярма (?) (высота повозки 22,6 см, бычка 14,7 см). По своему устройству кузов аналогичен предыдущей терракоте, но сильнее вытянут вертикально. Колеса с цилиндрическими ступицами, отверстия глухие (в отличие от всех остальных). На одном из колес процарапанные черты от края к центру, которые П. Беньковский трактовал как следы букв. Фигура бычка трактована обобщенно, в ногах сделаны отверстия для крепления осей (одна на две ноги). На переднем левом плече процарапаны два знака, по всей видимости, тамги. Колеса для фигурки без ступиц. От второго бычка сохранилась голова, обломок хвоста и часть туловища. От ярма сохранилась прямоугольная пластина с двумя сквозными и двумя глухими отверстиями. Найдена в ходе раскопок В. В. Шкорпила на Глинище в могиле в 1903 г. Гробница представляла собой детское грунтовое погребение. Бычки и повозка с  астрагалом внутри находились в ногах скелета. Все предметы поступили в Эрмитаж в 1904 г. В настоящее время повозка и бычок хорошей сохранности выставлены на постоянной экспозиции музея. П. Ф. Силантьевой и датирована ею I–II вв. н. э.

2021-11-12_14-56-13.png

Повозка четырехколесная с кузовом, расширяющимся в центральной части (высота 27,2 см) имела прямоугольный кузов с вертикально поднимающимися стенками. Примерно в середине высоты стенки сходятся к прямоугольному отверстию в верхней части с рамкой и выступами по углам. В нижней части повозки поперечно сделаны выступы с каналами для крепления осей. 2021-11-12_14-58-27.pngНа одном из торцов сделано круглое отверстие и сохранились следы от вдавленного прямоугольника. Колеса с цилиндрическими ступицами. Поверхность повозки покрыта светлой обмазкой. Найдена в ходе раскопок В. В. Шкорпила на Глинище в могиле взрослого человека в 1903 г. Повозка находилась, видимо, поверх деревянного саркофага и содержала внутри кремацию.

Имеются сведения еще о трех повозках. В коллекции Одесского археологического музея находится четырехколесная повозка с кузовом заостренной формы в передней части и скругленной — в задней (рисунок №2). В нижней части бортов кузова сделаны отверстия для осей, причем передняя внутри повозки проходит через цилиндр, на котором сидит схематическая фигурка человека. Она найдена, по сообщению передавшего в музей торговца, в 1909 г. в ходе раскопок в детской могиле на Глинище в Керчи. Эта повозка по форме и оформлению, а также наличию «возницы» сильно отличается от всей рассматриваемой группы.

В коллекции Государственного исторического музея находится двухколесная повозка с фигурой барана на колесиках, предположительно происходящая из Керчи. Повозка с прямоугольным кузовом, задняя часть которого перекрыта полуцилиндрическим сводом, с небольшим отверстием у переднего верхнего края (высота с колесами 12 см, без них 5 см). Колеса без ступиц. Фигурка барана по качеству очень напоминает фигурки бычков, найденных с описанной выше повозкой № 5. Колеса на ногах аналогичны повозке. Одновременность находки повозки и фигуры барана находится под вопросом.

2021-11-12_14-58-57.png

Еще одна повозка, опубликованная П. И. Беньковским, дальнейшая судьба которой неизвестна, составляла в высоту 24 см (рис №1). Повозка с кузовом четырехугольной формы, в передней части которого находится круглое отверстие, а в задней — прямоугольное. Задняя часть повозки перекрыта помещением с прямыми стенками и полуцилиндрическим завершением. В его передней и задней части находятся квадратные окна. Под задним расположен прямоугольный козырек, а перед передним — небольшая приступка, которую публикатор описывает как «детскую кроватку», видимо, в связи с тем, что она ограничена вертикально поставленными стенками. Колеса с цилиндрическими ступицами, причем задние по диаметру больше передних. Печально, что такая любопытная терракота не сохранилась до настоящего времени.

Несмотря на то, что из археологических раскопок происходит только две повозки, практически все сведения указывают на одно и то же место находки — керченский некрополь в районе Глинища. Погребения, из которых происходят повозки, датируются I в. н. э.

Все модели повозок и, вероятно, предназначенных для них тягловых животных изготавливались индивидуально. Сходство колес и одинаковые детали устройства разнотипных повозок позволяют думать, что такие предметы могли изготавливаться одной мастерской или группой мастерских в один период. Особняком здесь стоит повозка из Одесского музея, чей кузов выполнен в форме ладьи. Для всех терракотовых повозок из коллекции Эрмитажа можно предполагать производство в мастерских Пантикапея во второй половине I в. н. э., возможно, в самом начале II в. н. э. Такие предметы встречены только на некрополе Боспора. Это может свидетельствовать о появлении нового обычая под влиянием проникновения в греческую среду варварских элементов, точнее, сарматских или сармато-аланских.

Появление на плече фигуры бычка тамг позволяет связывать эту традицию с сарматскими семьями, не принадлежащими к племенной элите (могилы, в которых найдены повозки, довольно скромные, хотя, конечно, не бедные), вошедшими в состав населения эллинских городов. Быстрая эллинизация, однако, не оказалась полной, что привело к использованию в эллинском по происхождению обряде (в частности, кремации) такого элемента, как изображение движущегося средства, которое могло быть использовано как урна или само по себе. В таком виде связь моделей повозок с сарматским населением Боспора вполне правильна и демонстрирует нам сложный процесс эллинизации кочевых варваров.

Таким образом, терракотовые модели повозок и упряжных животных изготавливались в течение довольно узкого времени (в пределах второй половины I — начала II в. н. э., хотя возможно, что и несколько позже) в мастерских или даже одной мастерской Боспора, а скорее всего, исключительно Пантикапея, с целью использования в погребальной практике. Версии использования повозок в качестве игрушек противоречит факт их полного отсутствия среди находок на поселениях. Возможно, их появление как-то связано с эллинизацией сарматского населения региона. Но образы подавляющего большинства таких терракот находят аналогии среди известных транспортных средств античного мира и не могут быть однозначно использованы для реконструкции кибиток сарматской и, тем более, скифской культуры.

Список литературы
Бутягин А. М. Боспорские терракотовые фигуры в виде повозок из собрания Государственного Эрмитажа // Творец культуры. Материальная культура и духовное пространство человека в свете археологии, истории и этнографии. Санкт-Петербург, 2021. С. 101-111.
Яценко С. А. Изображения аланских кочевых кибиток в погребальном ритуале боспорских городов I–III вв. н. э. // Боспорский сборник. М., 1994. Вып. 4. С. 19–23.