Репников Николай Иванович

Выдающийся российский и советский археолог Николай Иванович Репников родился 9 апреля 1882 года в Санкт-Петербурге, в крестьянской семье. Закончил в 1900 году коммерческое училище, затем поступил на Историко-филологический факультет Петербургского университета. Ещё во время учёбы, с 1902 года, сотрудничал с Археологической комиссией и Русским археологическом обществом.

Впервые в Крыму, а именно, в Херсонесе, Репников, тогда малоизвестный студент Петербургского Археологического института, побывал в 1902 г. Он по инициативе А.Л. Бертье-Делагарда прибыл в Крым для подготовки раскопок могильника Суук-Су близ Гурзуфа. В начавшихся уже в следующем году исследованиях некрополя неоценимую помощь ему оказали музейные надсмотрщики С.П. Петренко и Н.З. Федоров, став, по сути, его неформальными учителями в полевой работе.

В 1907 году Репников провел доследование Партенитской базилики Иоанна Готского, а в конце года в Севастополе скончался заведующий работами в Херсонесе К.К. Косцюшко-Валюжинич. Весной 1908 года Императорская археологическая комиссия (ИАК) командировала молодого и энергичного Н.И. Репникова для исследований нового участка херсонесского некрополя, на время сделав его фактически исполняющим обязанности заведующего раскопками Херсонеса. Он привлек к работам Н.З. Федорова и С.П. Петренко. На раскопках Н.И. Репников заболел малярией и крупозным воспалением легких. Только благодаря заботам С.П. Петренко ему удалось оправиться от тяжелой болезни.

Вскоре ИАК утвердила нового заведующего – Роберта Христиановича Лепера. Обремененный большой семьей Р.Х. Лепер просил руководство оставить Н.И. Репникова в качестве своего заместителя, но ввиду сокращения ассигнований пришлось отказаться от этой идеи. Вскоре С.П. Петренко вернулся обратно в Керчь, а вот Н.З. Федоров до конца своих дней остался верен Херсонесу. Р.Х. Лепер не только продолжил раскопки Херсонеса, но и в 1912–1914 гг. провел исследования на Мангупском городище. Однако, несмотря на масштабность работ, они велись на слабом методическом уровне. Последнее обстоятельство отмечали современники, в том числе Н.И. Репников и А.Л. Бертье-Делагард. Неудачные, с точки зрения Н.И. Репникова, раскопки сформировали у него скептическое отношение к Мангупу, что впоследствии стало прологом поисков альтернативного варианта локализации готского Дороса на Эски-Кермене.

Н.И. Репников сам рассказывал, что толчком, побудившим его избрать археологию в качестве дела всей жизни, явились его детские впечатления от памятников Ладоги. Репников развернул в Ладоге исключительные по своему значению работы: впервые произвел исследования в Старой Ладоге. А уже в 1907 году первым описал Скельские менгиры в Байдарской долине. Окончив в 1909 году университет, в 1910 году он поступил на службу в Этнографический отдел Русского музея, где работал на должности хранителя археологической коллекции музея в чине коллежского регистратора. До 1913 года, каждый сезон,археолог проводил раскопки на Земляном городище Старой Ладоги — один из первых опытов систематических раскопок древнерусского города большой площади. Работая в Старой Ладоге, Н.И. Репников не ограничивался исследованиями Земляного городища. Он посетил и нанес на карту деревянные кресты окрестностей Старой Ладоги, скопировал фрески Гостинопольской церкви XV века, выявил жальники и каменные кресты в низовьях Волхова, собрал уникальный фотоматериал, посвященный приходским церквям и часовням Новоладожского и Лодейнопольского уездов. К сожалению, большая часть собранных материалов по сей день остается неопубликованной. С началом Первой мировой войны полевые работы были прекращены, а в 1914 году Репников ушёл из Русского музея.

После революционных событий Н.И. Репников фактически остался без работы, но не оставлял попыток вернуться к полноценной научной деятельности. Только в 1924 г. ему удалось устроиться на преподавательскую должность в Ленинградский фототехникум. В 1926 г. появилась возможность вновь посетить Крым. Музеем в Херсонесе в это время руководил К.Э. Гриневич. Другим центром историко-археологических исследований стал Севастопольский музей краеведения (СМК), созданный братьями П.П. Бабенчиковым и В.П. Бабенчиковым, привлекшими к краеведческой деятельности талантливую молодежь города. Из числа «музеистов» вышли впоследствии известные археологи: Е.В. Веймарн, С.Ф. Стржелецкий, А.Н. Бернштам. Вероятно, в эти годы и состоялось знакомство Н.И. Репникова с руководством и членами СМК.

По ходатайству К.Э. Гриневича И.Э. Грабарь задействовал Н.И. Репникова в работе Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ), что позволило ему получить «Открытый лист» и начать изучение Эски-Кермена. Летом 1928 г. Н.И. Репников вместе с К.Э. Гриневичем работал на Гераклейском полуострове. После окончания экспедиции, вечером 26 августа 1928 года, в Херсонесском музее состоялось торжественное заседание по случаю юбилея – четверти века научной деятельности Н.И. Репникова. В адрес юбиляра пришло множество поздравительных телеграмм от Главнауки, Президиума АН СССР, МАЭ АН.

В сезон 1928 г. были организованы первые рекогносцировочные раскопки на Эски-Кермене. Деньги на работы были отпущены Главнаукой РСФСР и Центральными государственными реставрационными мастерскими (ЦГРМ). Участие в экспедиции принял Антропологический отдел Музея антропологии и этнографии АН СССР в лице Г. И. Петрова, а так же Севастопольский музей краеведения в лице П. П. Бабенчикова и сотрудников Е. В. Веймарна, Г. Г. Волобуева, С. Ф. Стрежелецкого. Руководителем экспедиции был назначен Н. И. Репников.

Выбор главы экспедиции не был случайным. Н. И. Репников, являясь профессиональным археологом, долгое время исследовал средневековые памятники Новгорода. Кроме того, Императорская археологическая комиссия поручала ему исследование могильника Суук-Су на Южном берегу Крыма.  Могильник был датирован V—XI вв. Исследование этого объекта стало знаковым событием для истории исследования «пещерных городов» Крыма, потому как могильник Суук-Су явился эталонным памятником для всех некрополей «пещерных городов», исследованных позднее. А это, в свою очередь, позволяло еще в начале XX в. говорить о могильниках типа Суук-Су как о некрополях готской культуры.

В 1928 г. обширные археологические исследования велись на протяжении 30 дней. Были проведены зачистки, обмеры, составлены планы и сделаны фотографии следующих объектов:

1. Пещерный храм «Трех всадников» с юго-восточного склона, датированный по стилю росписи не позднее XIII в.;

2. Пещерный храм «Успения» (пещерный храм с цистерной и тарапаном) на южном обрыве плато, датированный не позднее конца XII—XIII в.;

3. Вырубной храм с усыпальницей на юго-восточном обрыве;

4. Усыпальница на главной улице, рядом с главными воротами;

5. Произведена зачистка южного склона для детального исследования ситуации с боевой стеной;

6. Большой пещерный храм в юго-восточном обрыве, единый комплекс с которым образуют высеченные рядом усыпальницы и гробницы. Судя по вещам в усыпальницах их можно датировать VIII—X вв.;

7. Южнее большого пещерного храма располагается пещерный храм у городских ворот;

8. Пещерный храм «Донаторов», расположенный у подножья плато Эски-Кермен, датированный первой половиной XIV в.;

9. Могильник.

На основании данных, полученных при исследовании городища Эски-Кермен в 1928 г., Н. И. Репниковым была выдвинута гипотеза о том, что городище является первоначальным Доросом, который позднее был перенесен на соседний Мангуп. На это, по его мнению, указывает ряд фактов:

1. Датировать начало жизни на Мангуп-Кале нельзя ранее XI—XII вв.;

2. Городище на плато Эски-Кермен имело значительные размеры. Наличие общественных зданий. Постройки сделаны из хорошо обработанного камня. Мощный археологический слой, датировать который по находкам возможно V—XII вв.;

3. Отличная оборонительная система, которая была создана в период императора Юстиниана I Великого (527—565), возможно ранее;

4. Большой по площади могильник, использовавшийся с V—VII вв.;

5. Нет ни одного другого места в Юго-Западном Крыму, которое могло бы претендовать на роль Дороса.

Гипотеза Репникова о том, что город на плато Эски-Кермен и есть древний Дорос, породила бурные дебаты в академической среде, а также вызвала живой интерес к этим исследованиям со стороны германских ученых.

Масштабная работа по исследованию Эски-Кермена, проведенная Н. И. Репниковым, стала причиной конфликта между ним и Н. Л. Эрнстом, который планировал продолжить свое исследование. Конфликт набирал обороты, и к началу 1929 г. достиг своего апогея. Заседания различных ведомств: Крымской комиссии ГАИМК 16 февраля 1928 г., 28 марта и 9 мая 1929 г., ЦГРМ и Московского отделения ОПИК 5 февраля 1929 г., совместного заседания Археографической, Византийской комиссий и Комиссии по истории знаний АН СССР 24 марта 1929 г., общего коллектива Севастопольского музея краеведения 9 апреля 1929 г., ни к чему в итоге не привели. Н. Л. Эрнсту пришлось самоустраниться, хотя за него и заступились видные научные деятели той поры: А. И. Маркевич и Г. А. Бонч-Осмоловский. Эрнст писал об этом В. И. Вернадскому 21 марта 1929 г.:

«Однако в это же время Эски-Кермен пожелал изучать и раскапывать Н. И. Репников, причём оттеснил меня от этой работы при помощи способов и приёмов, которые сделали для меня невозможной совместную с ним работу. Ввиду того, что подобные склоки в научной работе производят всегда крайне угнетающее впечатление и только вредят делу, ввиду того, что я, живя в Симферополе, совершенно бессилен в отстаивании себя, а Н. И. Репников имеет гораздо большую возможность добывать ассигнования на раскопки, ввиду того, наконец, что я вообще человек миролюбивый и всяких свар избегаю, — я отстранился от дальнейшей работы на Эски-Кермене»

 Экспедиция 1929 г. была организована силами Центральных реставрационных мастерских, Музеем антропологии и этнографии АН СССР, Комиссией по экспедиционным исследованиям СССР, а также Севастопольским музеем краеведения. Работы начались 10 августа. Начальником экспедиции был назначен Н. И. Репников. Экспедиция на Эски-Кермене работала с августа по сентябрь, в течение 42 дней. Были исследованы:

1 Комплекс городских ворот на юго-западном обрыве плато — главный въезд в городище, ключевая позиция обороны;

2 Линия крепостных стен на западном склоне;

3 Линия водопровода;

4 Могильник.

Исследованию могильника предавалось большое значение, потому что полученный материал давал возможность датировать этапы жизни городища Эски-Кермен. Все захоронения, исследованные в 1928—1929 гг., по типу погребения делятся на три основные группы:

1. простые земляные склепы,

2. подбойные могилы,

3. земляные склепы.

Всего было исследовано 83 погребения, подавляющее большинство которых были ограблены еще в средневековье, после прекращения жизни на плато Эски-Кермена. Время функционирования могильника Н. И. Репников датировал периодом с V в. по XIII в. В начале сентября 1929 г. для осмотра Эски-Кермена и материалов раскопок прибывают из Германии проф. Зауер и проф. Саломон. Они согласились с Н. И. Репниковым по вопросу о ранней датировке городища.

Выяснение способов обеспечения питьевой водой городища являлось одной из наиболее приоритетных задач для этой и последующих экспедиционных кампаний. Поэтому исследованию осадного колодца было уделено пристальное внимание. Осадный колодец находится в восточной части плато. В него ведет крутая лестница в 6 маршей в 95 ступеней, заканчивающихся каптажной галереей, перехватывающей и концентрирующей в себе воды родника, который в этом месте выходил наружу. Разрушения осадного колодца, выявленные при его исследовании, могли означать только планомерное его уничтожение в связи с уничтожением оборонительной системы Эски-Кермена. По мнению Н. И. Репникова, это произошло после неудачного восстания под предводительством Иоанна Готского в 787 г.

Экспедицию Государственной Академии истории материальной культуры сезона 1931 г. вновь возглавил Н. И. Репников. Основной задачей ставилось проследить место вхождения в город водопровода, открытого в 1929 г. в балке Бильдеран, расположенной в 1,5 км к югу от плато Эски-Кермен. К сожалению, разведки оказались неудачными и поставленные задачи не были выполнены. 5 августа 1932 г. совместная экспедиция ГАИМК и ГИМ прибыла на Эски-Кермен. Работы продолжались до 5 сентября. Начальником экспедиции был назначен Ф. И. Шмит. Н. И. Репников так же принимал участие в работах, но в роли простого рабочего. Архитектурные обмеры выполнял сотрудник ГИМ Е. В. Веймарн.

В 1936 г. экспедиция ГАИМК вместе с сотрудниками Севастопольского музейного объединения под руководством Н. И. Репникова исследовала часть жилого квартала городища у Малых Южных ворот. Исследованные здания погибли от пожара. Строения были двухэтажными. Был обнаружен мощный слой горения и большое количество целой и битой черепицы, что указывает на рухнувшую крышу, вероятно, вследствие пожара. Найдено большое количество керамических форм и железных предметов. Во втором здании обнаружена херсоно-византийская монета с монограммой «Rw». В подвале этого же здания были найдены три костяка: женский, мужской и детский. Рядом с женскими останками обнаружена еще одна, на этот раз — золотая монета никейского императора Федора II Ласкариса (1254—1258). На мужском и детском костяке выявлены следы сабельных ударов.

Таким образом, можно говорить о гибели этих зданий в пожаре не ранее 1254 г. Вероятно, гибель этих зданий в огне связана с грабительским набегом эмира Ногая, разгромившего в 1299 г. ряд крымских городов. Так же, с западной стороны у линии обороны, были обнаружены основания стен часовни, на полу которой были найдены фрагменты фресковой росписи храма, датированные XII—XIII вв.

Экспедиции сезона 1937 г. была совместной для ГАИМК и Севастопольского музейного объединения. Были проведены исследования жилых комплексов, датированных X—XIII вв. Эти раскопки подтвердили гибель городища после крупного пожара и подтвердили выводы по результатам экспедиции 1936 г. Кроме раскопок этих домов, в Эски-Кермене было начато исследование оборонительных сооружений города. Было установлено, что они возникли в V—VI вв. и позже неоднократно перестраивались, и ремонтировались. Раскопки сезона 1937 г. были последними в довоенное время. Такая ситуация возникла по причине того, что объект археологических изысканий Эски-Кермен и неразрывно с ним связанный «готский вопрос» были весьма серьезно подвержены политической конъюнктуре. Судьбы участников экспедиций сложились трагически. Это была эпоха борьбы со всем старым, «буржуазным» научным миром, а также активной чистки научных рядов крупнейших академических центров СССР. Нападение Германии на Советский Союз только все усугубило ситуацию и сделало готов заложниками политики и военной пропаганды. Исследования по «готскому вопросу» и органически связанной с ним темой «пещерных городов» в академическом виде возобновились лишь в 70-е —80-е гг. XX в.

В последние годы исследователь занимался вопросами систематизации материалов для составления карты археологических памятников Крыма. Вклад Н.И. Репникова в исследование древностей Крымского полуострова сложно переоценить. Значительную часть жизни историк провел в Крыму. Не все идеи Н. И. Репникова выдержали проверку временем. Но главная гипотеза, согласно которой Эски-Кермен и есть Дорос — средневековый центр крымской Готии, так и остается предметом научной дискуссии. Дорос в Крыму уверенно не локализован.

 

Список литературы
Абрамова Н.А. Исследование "Пещерного города" Эски-Кермен в 20-30-е года ХХ века // Материалы по Археологии и Истории Античного и Средневекового Крыма. - Севастополь-Тюмень-Нижневартовск, 2015. - вып.7 - С. 106-124
Юрочкин, В. Ю. Н. И. Репников и Херсонес / В. Ю. Юрочкин // Международная научная конференция "Археология средневекового храма" к 170-летию К. К. Косцюшко-Валюжинича: материалы науч. конф. / ФГБУК "Гос. ист.-ар - С .83-84